Кто объявил войну Кавказу?

0
246

Карачаево-Черкесия приняла гражданский форум «Архыз-XXI», который проходит во второй раз. Мероприятие более демократично, чем в прошлом году: никаких стоп-листов людей и вопросов, приглашены правозащитники, независимые журналисты и блогеры, неудобные власти эксперты. Прибыл сюда и полпред Сергей Меликов, но самые острые выступления – которые касались произвола силовиков и защиты прав человека – прозвучали уже после его отъезда.

b834b2fe2c6b37d62beda5fc709bcfd7

«Кавказ стал понятнее»

С такого заявления начал свое выступление на всекавказском гражданском форуме «Архыз-XXI» полпред президента Сергей Меликов.

Форум открылся сегодня в курортном поселке Романтик в горной Карачаево-Черкесии. Проходит он уже во второй раз, организует его Центр современной кавказской политики «Кавказ» (о прошлогоднем мероприятии КАВПОЛИТ подробно рассказывал в аналитических статьях «Старые проблемы на новой площадке» и «Кавказ без точки опоры»).

В название форума была вынесена фраза «третий фактор» – видимо, аналогия со всем известным «третьим сектором». О том, какие проблемы он сегодня переживает на Северном Кавказе, и говорил Сергей Меликов. По его словам, новые вызовы перед гражданским обществом обозначили новые геополитические реалии – а именно активно ведущаяся пропаганда и вербовка сторонников «Исламского государства».

– Это более продуманная идеологическая платформа, нежели «Аль-Каида» или «Талибан», – говорит Меликов, который в подтверждение своих слов привел пример с вербовкой в ряды ИГИЛ студентки Варвары Карауловой. Всего за несколько недель она прошла (точнее, ее провели) по короткому пути от интеллигентной светскости до исламского радикализма.

Поэтому, по мнению Сергея Меликова, власть должна создать такие условия, чтобы НКО двигались в кильватере государственной политики.

– Кавказ нуждается в сильном некоммерческом секторе, который будет работать вместе с органами власти. В президиумах общественных палат у нас заседают одни, а реальную работу с людьми ведут другие, не обласканные поддержкой власти, – не стал лакировать действительность полпред.

По его мнению, на Северном Кавказе еще очень слаба инфраструктура господдержки НКО, что подтвердили результаты первого этапа конкурса по распределению президентских грантов социально ориентированным НКО. Из 636 грантов проекты с Северного Кавказа получили лишь 17 (на 25 млн рублей).

Меликов считает, что из поля зрения власти выпадают даже не отдельные НКО, а целые их классы – сообщества прихожан, спортивные организации, органы территориального общественного самоуправления (ТОСы), неформальные интернет-объединения… Полпред рассказал, что такая работа уже ведется: в частности, молодежный форум «Машук» стал круглогодичным. Для молодых его участников запущена онлайн-школа социального проектирования, а недавно в Пятигорске прошел первый из серии семинаров, где ребят обучали написанию грантовых заявок.

«Государство не проедет по бездорожью»

Епископ Пятигорский и Черкесский Феофилакт считает, что в корне неверно оценивать деятельность НКО как прогосударственную или антигосударственную. Ведь миссия гражданского сектора – не борьба за власть, а совместное решение людьми реальных проблем.

– Государственная машина не проедет по бездорожью, – заметил епископ Феофилакт, любящий метафоры в выступлениях.

Он привел пример созданного два года назад в Ессентуках «Дома мамы» (это антикризисный центр, где оказывают помощь женщинам: жертвам домашнего насилия, матерям-одиночкам, беременным). Причем разместился центр в здании, которое ранее использовалось под представительство епархии.

dom

По словам Феофилакта, несмотря на огромную социальную роль, центр существует без бюджетных вливаний, а только за счет средств РПЦ и частных пожертвований. Подчеркнул епископ, что помощь (бесплатную!) здесь оказывают женщинам вне зависимости от национальности и вероисповедания.

Член Общественной палаты России от Карачаево-Черкесии Азамат Тлисов говорил о конкретных проблемах, которые стоят перед гражданским обществом. Самая острая – это отсутствие госзаказа для НКО (например, оказывающих адресную социальную помощь) и стандартов социального предпринимательства. Практически нет кадров для НКО – в первую очередь, занимающихся фандрайзингом.

Тлисов считает, что эти проблемы решаемы, но сейчас мяч на стороне властей. В частности, нужно активнее зазывать НКО на ярмарки социальных услуг, привлекать общественные объединения к разработке планов социально-экономического развития городов и сел. Также, уверен Тлисов, НКО ждут от власти не только прямых денежных вливаний, но и иной поддержки (льгот, подготовки кадров, помощи в информационном сопровождении).

Pfizer убивает нашу молодежь

Очень эмоциональным было выступление члена Общественной палаты Султана Хамзаева, который занимается борьбой с «аптечной наркоманией». Когда он спросил у зала, кто слышал о препарате «Лирика», руки подняли все. «А откуда молодежь берет информацию?» – спросил Хамзаев, и сам же ответил: за два часа, пока он добирался из аэропорта в поселок Романтик, таксист бойко назвал ему адреса конкретных аптек, где продается «Лирика».

forum3

Вот и молодежь узнает об этом по сарафанному радио. А покупая этот препарат в аптеке, даже не задумывается, к каким тяжелейшим последствиям приводит его прием, государство ведь разрешило продажу. На самом деле «Лирика» просто проходит мимо поля зрения двух ведомств, которые обязаны регулировать аптечную деятельность, – Минздрава и Госнаркоконтроля.

Здесь, признал полпред Сергей Меликов, есть законодательная недоработка: подобные опасные препараты вроде как никем не контролируются. Он обещал в ближайшее время встретиться с руководством Госнарконтроля и Минздрава, чтобы обсудить ужесточение законов. В идеале «Лирика» и подобные препараты должны быть включены в список сильнодействующих и отпускаться только по рецепту строгой отчетности (как ранее поступили с содержащими кодеин препаратами – а это, скажем, сиропы от кашля и глазные капли, из которых делали самопальный наркотик «крокодил»).

Инициатор общественного проекта «Против “Лирики”» Султан Тогонидзе привел такие цифры: в Карачаево-Черкесии за прошлый год было выписано 35 рецептов на «Лирику», а завезено в республику 600 тысяч капсул (доз), в Кабардино-Балкарии – 276 рецептов и 700 тысяч капсул, в Северную Осетию завезено 3 миллиона доз…

Цифры ужасающие. И они вызвали бурную полемику. Люди из зала спрашивали у Тогонидзе и Хамзаева: как же такое вообще возможно, что столько лет твердят о проблеме аптечной наркомании, а реальных подвижек нет, почему не закрываются аптеки, если их адреса всем известны? Корень зла, похоже, стоит искать в Москве.

Султан Хамзаев привел пример, что фармацевтическую корпорацию Pfizer, производящую «Лирику», в 2009 году оштрафовали в США на $2,3 млрд за нелегальное распространение ряда наркотических препаратов (также «Бекстра», «Геодон» и «Зивокс»). Стоит ли думать, что в России у этой компании иные цели?!

Между тем в иных регионах Северного Кавказа молодежь, протестующая против распространения «Лирики», пытается бороться с нею доступными способами ­– устраивая погромы и поджоги аптек. И задача общественных организаций, говорит Тогонидзе, – канализировать такой протест в цивилизованное русло, чтобы молодежь не впадала в криминальные крайности.

Что не услышал полпред?!

Говорили на форуме и о многих других формах социальной активности. Например, руководитель сводного поискового отряда «Подвиг» из Карачаево-Черкесии Зоя Псху рассказала, что недавно ее организация выиграла грант на проведение уникального мероприятия: команды из разных регионов страны совершат коллективное восхождение на Большой Кавказский хребет к местам боев.

По ее словам, бойцы отряда уже сумели отыскать на территории республики (в основном – на Северо-Марухском леднике, на высоте около 3000 м над уровнем моря) останки почти трех тысяч солдат, павших в годы Великой Отечественной войны.

Затем проводится идентификация останков по материалам ФСБ и военкоматов: как говорит Псху, благодаря «Подвигу» удалось вернуть имя 37 солдатам, которые числились пропавшими без вести.

Дрогнувшим голосом руководитель «Поиска» рассказала очень трогательную историю. 16-летний парень-поисковик нашел на перевале останки 20-летнего солдата, погибшего в своем первом бою. И когда с этой вестью приехали домой к его матери, глубоко пожилая женщина встала на колени перед пареньком, обняла его за ноги и сквозь слезы поблагодарила: «Теперь я могу умереть спокойно – знаю, что упокоилась душа моего сыночка».

Говорили о реально проделанной работе и другие общественники. Но все же самым жестким было выступление инспектора по правам человека Руслана Камбиева, который предложил почтить минутой молчания память убитых журналистов и правозащитников. Он перечислил мартиролог: Наталья Эстемирова, Хаджимурад Камалов, Ахмеднаби Ахмеднабиев, Тимур Куашев(кстати, убитый в Нальчике в день открытия прошлогоднего форума «Архыз-XXI»)

Упомянул Камбиев и про бессудное убийство силовиками в центре Грозного местного бизнесмена Джамбулата Дадаева, и про судебное преследование известных общественных активистов: это руководитель «Экологической вахты по Северному Кавказу» Евгений Витишко, имам Кисловодска Курман-али Байчоров, руководитель Ассамблеи народов Кавказа Руслан Кутаев. Вспомнил про то, что из 78 общественных организаций, к настоящему временипризнанных «иностранными агентами», большинство попали в этот список на сомнительных основаниях, часто – из-за того, что они просто перешли дорогу какому-то конкретному чиновнику. А затем эти чиновники выставляют личный интерес как благо России, резюмировал Руслан Камбиев, получив в ответ громкие аплодисменты.

Именно его выступление и вызвало самое живое, горячее обсуждение, со множеством конкретных имен и фамилий, звучавших из зала. А самый острый вопрос задал журналист Али Чаринский: почему именно это выступление не выслушал полпред Сергей Меликов, накануне, в коротком перерыве, покинувший форум со своим кортежем?

http://kavpolit.com       Антон Чаблин

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here