Честный чиновник из КЧР за 12 лет службы накопил на велосипед

0
252

Общественный деятель Ибрагим Шидаков дал интервью нашему изданию

После того, как лидеры общественных организаций Карачаево-Черкесии открыто заявили о притеснениях со стороны властей, в республике стало шумно.

pravit

Споры не утихают и по сей день. Ветераны общественных движений рассказывают о том, как им работалось раньше и сравнивают с тем, что происходит сейчас. С одним из них — бывшим заместителем министра здравоохранения КЧР, членом организации «Карачай Алан Халк» — Ибрагимом Шидаковым мы поговорили. Ветеран общественного движения рассказал о наболевшем и о ситуации в республике в целом.

— Что повлияло на ваше решение оставить общественную деятельность и покинуть «Карачай Алан Халк»?

— Возраст. Мне 80-й год идёт уже. Всё, что я мог в свои молодые годы отдать общественной работе, отдал без остатка.

 — В каком положении сейчас находятся общественные организации КЧР и «Карачай Алан Халк» в частности?

— Сейчас это «карманные» организации. Как таковой работы нет, по моему мнению. Все только на бумаге. А если и работают, то абсолютно впустую. Сейчас «Карачай Алан Халк» возглавляют люди, которые раньше к ней вообще не прикасались, не болели душой за дела нашего народа. А теперь они все оказались общественниками. В этом главная причина бездействия.

 — Какие вопросы удавалось решить раньше с помощью общественных организаций, на которые сейчас правительство закрывает глаза?

— В последнее время мы решили бороться против того, что наш язык пропадает в прямом смысле слова. Но пока ничего не удаётся. Новая организация («Карачай Алан Халк» — прим. авт.) этим совершенно не занимается, словно не понимая, что без языка не существует и народа.

— Так что, культура народов КЧР исчезает, по вашему мнению?

— Кое-что делается для сохранения культуры, но не силами общественных организаций. Министерства культуры и просвещения предпринимают какие-то шаги, безусловно. Но общественники абсолютно ничем не занимаются, только вредят и всё.

— Так правительство должно повлиять на это?

— Оно считает, что не должно этим заниматься, и не занимается. Лично я не вижу никаких действий.

— То есть вы считаете, им не выгодно развивать общественные организации?

— Конечно не выгодно, зачем? Если общественные организации будет работать хорошо, то по решению насущных вопросов они хотят, не хотят, а должны обращаться к ним. А зачем им лишний раз ломать голову и создавать себе лишние проблемы? Так что они абсолютно не заинтересованы по проведению работы, скажем, по сохранению наших добрых традиций. А это, действительное, проблема — национальное наследие, к сожалению, уходит на нет.

 — Учителя в школах и педагоги в университетах могут повлиять, скажем, на сохранение родного языка?

— Они стараются изо всех сил, но им нужна поддержка свыше. А её нет.

 — Что можете сказать об уровне зарплат учителей?

— Похвастаться им нечем. Но они с первых дней и с первого урока привыкли к такому уровню жизни.

— Многие не могут купить себе даже скромное жильё…

 — Я проработал 41 год на ниве здравоохранения, и кроме велосипеда ничего не смог купить. До сих пор живу в государственной квартире. О своём доме не мечтал и не мечтаю, естественно. Так и учителя. Врачи и педагоги – бедный народ. Хотя мы должны носить их на руках.

 — Республиканские власти недавно подняли оплату коммунальных услуг. Как вы к этому относитесь?

— Очень плохо. Я недавно оплачивал за квартиру и поспорил с кассиршей. Она говорит, что я уже два месяца не плачу за капитальный ремонт, а плачу только за ЖКХ. Не мог понять, что она имеет ввиду. Чуть ли с ума не сошёл. Потом спросил  сына, а он говорит, что она права. Зачем это нужно — платить деньги за две разные квитанции на капитальный ремонт? За квартиру я плачу примерно 5-6 тысяч рублей. Пенсии еле-еле хватает.

— Как вам цены на медицинские услуги и препараты?

— Дело не только в цене, но больше в качестве! Можно платить большие деньги, но чтобы лекарства помогали. Сейчас многие жалуются, что препараты не действуют. Получается, они не настоящие? С фальсификацией надо бороться, а не с ценами.

— Что вы скажете об уровне коррупции в республике?

— Большая коррупция. На работу берут своих родных, близких и знакомых. Профессиональные данные не учитываются…

 — Что может изменить ситуацию?

— Тотальный контроль! В последнее время мы слышим об арестах губернаторов, попавшихся на взятках, о проворовавшихся чиновниках, которые попали в руки правосудия. Только так надо бороться с коррупцией — законом! И еще. Хоть я и не люблю Советский Союз, как строй, но мне хочется, чтобы та система вернулась. Все-таки, тогда такого не было. Люди меньше воровали, чиновники работали, вдохновленные идеей сделать жизнь народа лучше.

«Politika09.com»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here