Могут ли в Чечне быть геи

0
385

Особый политический статус региона позволяет не отвечать на неудобные вопросы

Первого апреля «Новая газета» (со ссылкой на источники в администрации Чечни, МВД, УФСБ, прокуратуре республики и на местных ЛГБТ-активистов) написала о масштабных преследованиях мужчин нетрадиционной сексуальной ориентации, развернутых в Чечне. По данным издания, в феврале в республике были задержаны более сотни мужчин, они содержатся в специальной тюрьме и подвергаются пыткам, а три человека (их имена известны редакции) убиты родственниками. Восьмого апреля информацию об облавах на геев со ссылкой на собственные источники подтвердило «Радио Свобода». По их данным, облавы начались еще в декабре, в республике две специализированные тюрьмы, у издания есть данные о двух убийствах.

Поражающие воображение сообщения вызвали такую официальную реакцию. Пресс-секретарь главы республики Альви Каримов заявил, что геев в Чечне «попросту нет» (а если бы были, родственники сами отправили бы их «по адресу, откуда не возвращаются»). Член регионального совета по правам человека Хеда Саратова заявила, что в республике «с пониманием отнесутся» к убийству геев родственниками (позднее она объяснила свои слова «невменяемым состоянием»). Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сказал, что проверка такой информации – «вопрос правоохранительных органов», а глава СПЧ Михаил Федотов – что сигнал «чудовищный» и «нуждается в тщательной проверке». Шестого апреля уполномоченный по правам человека РФ Татьяна Москалькова после обращения Совета Европы и Amnesty International направила запрос министру внутренних дел Чечни и неназванному «правозащитнику» о «похищении людей вообще» – и получила ответ, что с 1 января по 1 апреля ни одного такого обращения на территории республики получено не было.

Ситуация страшная, но логичная. Речь идет об очень герметичном регионе, в котором сохраняются древние практики. На фоне кровной мести или похищения невест легко представить, что гомосексуализм считается позором и вопросом чести семьи. Это регион под управлением крайне авторитарного лидера, исповедующего так называемый традиционный ислам – религию, мягко говоря, нелояльную к геям. В некоторых арабских странах гомосексуализм наказывается смертной казнью. У авторитарного лидера есть своя вооруженная гвардия и особые отношения с остальной страной. Вопросы к Чечне от остальной страны – об убийстве журналистов (например, Натальи Эстемировой), похищениях людей (расширению этой практики посвящен августовский доклад Human Rights Watch), преследованиях членов семей подозреваемых в терроризме, нападениях на журналистов и правозащитников – часто остаются без ответа. Невозможен оказывается даже допрос подозреваемых в резонансных убийствах (например, по делу Бориса Немцова). Немудрено, что Генпрокуратура или Следственный комитет предпочитают лишний раз не связываться с Чечней.

Возникает порочный круг. Москалькова говорит, что газета не называет имен; но назвать имена – значит подвергнуть людей смертельной опасности. Для власти же отсутствие имен становится удобным поводом не реагировать на неудобный вопрос.

http://www.vedomosti.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here