Как говорить о репрессиях

0
135

Участие президента в открытии московского монумента жертвам политических репрессий в день их памяти 30 октября – значимый шаг, который должен обозначить отношение государства к гибели миллионов людей и недопустимость повторения трагедии.

Однозначные формулировки тем важнее, что отношение к репрессиям в обществе размывается, а доля ничего о них не знающих растет.

По данным «Мемориала», в 1920-е – начале 1950-х гг. были расстреляны, отправлены в концлагеря и ссылку от 11 млн до 12 млн жителей СССР, представлявших все слои общества – от простых крестьян и рабочих до секретарей ЦК ВКП(б). Говоря об отношении к репрессиям на открытии «Стены скорби», Владимир Путин процитировал слова Натальи Солженицыной: «Знать, помнить, осудить и только потом простить». Президент подчеркнул, что преступления того периода не подлежат оправданиям и не могут быть забыты.

Однако правозащитникам и историкам не следует чрезмерно обольщаться. Президент учитывает аудиторию, перед которой он выступает. Он говорил правильные слова и 10 лет назад, на фоне мемориала на Бутовском расстрельном полигоне: «Мы, конечно, долгие годы, до сих пор ощущаем эту трагедию на себе. Нам надо многое сделать, чтобы это никогда не забывалось». Но тогда за призывом не забывать последовали и другие слова: о необходимости преподавать историю так, чтобы молодежь гордилась своим прошлым, призыв «не демонизировать Сталина». И именно эти пояснения немало чиновников, публицистов и историков восприняли как генеральную линию по формированию позитивного образа советского прошлого. Место объективного изучения прошлого заняло восстановление старых и создание новых мифов.

Государство сделало ряд медийных ходов для формирования мнения о безусловном праве власти на насилие, применение которого не должно обсуждаться и тем более осуждаться, отмечает социолог Алексей Левинсон. Фильмы и сериалы о чекистах и достижениях советских лет, статистические и смысловые манипуляции с целью преуменьшить масштабы репрессий, оправдать их итогами до- и послевоенной модернизации и Победой сыграли свою роль: отношение общества к трагедии репрессий сегодня далеко не однозначное.

По данным «Левада-центра», в 2007 г. 72% опрошенных назвали репрессии преступлением, 9% – политической необходимостью, 19% затруднились ответить. В 2008 г. 60% респондентов считали жертвы сталинского периода неоправданными, 27% полагали, что они оправданы военными и экономическими победами. Сейчас ситуация изменилась: по данным апрельского опроса 2017 г., преступлением репрессии считает только 39%, исторической необходимостью – 25%, затруднились с ответом 16%. Неоправданными жертвы сталинского правления теперь считают 50%, оправданными – 36%. При этом в марте 2015 г. оправдывавшие жертвы были даже в большинстве: 45 против 41%. Растет доля тех, кто не знает о репрессиях: по данным «Левада-центра», сегодня это каждый седьмой (в 2012 г. – каждый семнадцатый) россиянин. Но среди молодежи не знающих о репрессиях больше.

https://www.vedomosti.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here