Как демократия перестала быть попутчиком интернета

0
118

Роль интернета в развитии демократий неоднозначна, а технологический прогресс может быть использован как во благо, так и во вред развитию общества.

Масштаб скандала вокруг попыток пророссийских интернет-пользователей повлиять на выборы президента США и явный тренд на усиление контроля за пользователями сети в России демонстрируют, что старые представления о роли сети уже неактуальны, а новые могут оказаться совершенно неожиданными.

В 1990-е интернет был местом свободного общения и обмена данными, его развитие связывали с положительным влиянием на становление демократии по всему миру. Интернет, считали оптимисты, в демократиях чисто органически развивается лучше, а в автократиях, влияя на правительства, способствует демократизации. Так было на заре становления интернета, но сегодня это не так, согласно исследованию Interaction between the Internet and the Political Regime, проведенному Юрием Кабановым и Богданом Романовым из ВШЭ. Авторы проанализировали международные показатели развития интернета (охват населения по данным Всемирного банка) и динамики государственных режимов с 1995 по 2015 г. Сегодня интернет лучше всего развит в двух группах стран: в сильных консолидированных автократиях вроде Бахрейна, Катара и ОАЭ и в либеральных демократиях типа Норвегии, Дании и Германии. Интернет сегодня – это лишь инструментарий, резюмируют исследователи: он может быть востребован фактически в любой политической среде и бурно развиваться при любом режиме: важна не сама технология и глубина ее проникновения, а то, чем наполняется интернет.

Адаптация интернета

Инструментальный характер интернета приводит к тому, что сейчас он все чаще только воспроизводит социально-экономические, культурные и политические условия страны, а не формирует принципиально новые, отмечает Кабанов. Интернет часто не решает проблемы, которые он призван был решать, – доступности, равенства, но способствует укреплению авторитарных режимов.
В развитых демократиях основной драйвер развития интернета – частный бизнес. В авторитарных режимах большую роль играет государство. Монархии Персидского залива активно развивали интернет, чтобы остаться в глобальном мире, и одновременно стремились, чтобы развитие интернета не задевало традиций и чувств верующих, отмечает арабист Алексей Малашенко. Развитие интернета коррелирует с экономическим благосостоянием (хотя и не определяет его), установили авторы исследования, в частности, в арабских монархиях это способствовало развитию малого и среднего бизнеса, отмечает Малашенко.

Но собственно демократизация в автократических режимах, если говорить в целом, не происходила; наоборот, развивая интернет, автократии развивают цензуру, чтобы подавлять демократию, говорит Кабанов. Строгая политическая цензура работала в ряде арабских стран до «арабской весны» 2011 г., напоминает востоковед Леонид Исаев, но, как правило, она маскировалась под защиту общества от посягательств на традиции и нормы ислама. Но «арабская весна» прошла, а автократии остались: объединение людей в интернете для выражения протеста не принципиально продвинуло страны Ближнего Востока в направлении демократии. После отмены интернет-цензуры в Египте интерес вырос прежде всего к порносайтам; в одной стране работает WhatsApp, но запрещен Viber, в других – наоборот; в Иране можно прочитать «Ведомости» и «Коммерсантъ», зато заблокированы сайты «Первого канала» и ВГТРК, отмечает Исаев.

Пространство развитой несвободы

США ближе к либеральным демократиям, у них проникновение интернета – около 84%; Россию авторы исследования ВШЭ определяют как гибридный режим, среднее между автократией и демократией, проникновение интернета – около 70%. И там и там интернет уже не свободное пространство, полагает Кабанов: и там и там государство стремится контролировать сеть. В России государство заявляет о необходимости развивать цифровую экономику, новейшие сетевые технологии, «Активного гражданина» и др., одновременно запрещая VPN, требуя раскрытия ключей шифрования, предлагая регистрировать майнеров криптовалют и проч. В такой комбинации эволюция интернета способствует укреплению легитимности режима, лояльности к политическим элитам, считает Кабанов.

Разрастание присутствия интернета в жизни и политике создает новые угрозы, в том числе и для государства. Прозвучавшие на слушаниях в американском конгрессе признания представителей Facebook, Twitter и Google в уязвимости системы к попыткам управляемого воздействия извне впечатлили парламентариев, несмотря на то что скандал длится уже несколько месяцев. Порожденные российскими «фабриками троллей» фейковые новости – по сути, дезинформация – и оплаченная из России политическая реклама могли затронуть до половины американских избирателей, подсчитали в Facebook. В ответ Google News исключил из выдачи своих новостей все токсичные российские ресурсы, а заодно и весь архив их продукции с 2014 г.

Но сам факт вовлеченности России в выборы только часть, и небольшая, вскрывшейся проблемы, заявил гендиректор Apple Тим Кук. «Большая проблема заключается в том, что некоторые из этих инструментов [соцсети] используются, чтобы расколоть народ, манипулировать людьми, <…> влиять на мышление людей, – сказал Кук. – И это для меня вопрос № 1 из 10». С одной стороны, диагностика болезни – уже важно, с другой стороны, рецепт неочевиден. Демократия больше не попутчик интернета, только амбивалентный универсальный инструмент: молоток, падая на ногу, случается, ломает кость.

https://www.vedomosti.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here