Как налоговики получили приоритет при взыскании долгов

0
123

Неразъясненные Конституционным судом процессуальные вопросы взыскания долгов неожиданно изменили систему приоритетов

В декабре 2017 г. Конституционный суд (КС) Российской Федерации признал, что взыскивать налоговые недоимки компании с ее директора или бухгалтера допустимо. Сам этот факт вопросов вроде бы не вызывает (такие дела российские суды рассматривали уже несколько лет). Но КС при этом оставил в стороне процессуальные вопросы, поэтому последствия у этого решения будут неожиданные: фактически налоговые требования получили преимущества перед всеми прочими кредиторами, и долги перед бюджетом можно требовать, не начиная процедуры банкротства.

В чем суть определения КС? Во-первых, взыскать налоги компании можно только с директора или бухгалтера, против которого было возбуждено уголовное дело за неуплату налогов, завершившееся приговором суда или прекращенное по не реабилитирующим основаниям (например, в связи с амнистией).

Во-вторых, взыскать долг с гражданина можно только тогда, когда с организации взять уже ничего нельзя: она либо ликвидирована, либо признана не действующей, либо у нее отсутствует имущество.

Раньше суды не принимали во внимание имущественное положение самой компании, и нередко случалось так, что один и тот же долг одновременно взыскивался и с организации, и с ее директора. Например, в одном из дел Иркутский областной суд отказался изучать вопрос о погашении налоговой недоимки самой компанией и отметил, что с директора взыскиваются не налоги, а ущерб, причиненный преступлением. В действительности же речь шла об одной и той же сумме. В другом деле недоимка и вовсе была погашена аффилированной с налогоплательщиком компанией, но суд это во внимание не принял. Добиться справедливого решения ответчику удалось только при рассмотрении дела кассационной инстанцией.

Правда, пока не вполне ясно, что считать окончательной невозможностью взыскать недоимки с самой организации: ликвидацию компании, признание ее не действующей? Или и другие ситуации тоже – например, завершение исполнительного производства ввиду отсутствия имущества, простое отсутствие средств на счетах?

КС оставил оговорку для случаев, когда компания используется для прикрытия действий физического лица (тогда ее имущественное положение не рассматривается). Не совсем понятно, что это означает, так как любые действия компании – это опосредованные решения акционеров или директора. Очень часто в компании только один участник или акционер – значит ли это, что такая фирма действует для прикрытия действий собственника?

Увлекшись налоговыми недоимками, вызванными преступными действиями руководителей компаний, и ответственностью за них, КС, похоже, забыл о порядке взыскания таких долгов. Его определение не затронуло процессуальные вопросы, и это привело к весьма любопытному результату.

Директор и бухгалтер, а также владелец компании и без решения КС могли привлекаться к субсидиарной ответственности, но только в случае банкротства фирмы, когда речь идет обо всех долгах компании – не только перед бюджетом, но и перед работниками, банками, контрагентами и т. д.; взысканные суммы распределяются между кредиторами пропорционально их требованиям. Налоговые органы не имеют преимущества перед, например, кредиторами по договорам поставки или аренды. Долги же по зарплате и вовсе должны быть погашены еще перед выплатой налоговой недоимки.

Сейчас же получается, что взыскания в бюджет получают неожиданное преимущество. Любой другой кредитор может предъявить претензии к лицам, контролирующим компанию, только при банкротстве, да и то ему придется сначала доказать, что именно директор или учредитель поспособствовали тому, что у компании не хватает имущества для расчетов с кредиторами. А налоговые органы теперь, согласно определению КС, могут взыскивать долги и вне процедуры банкротства и тем самым оставлять за бортом всех прочих кредиторов.

Установить критерии взыскания долгов с руководителей компаний – это неплохо в условиях массового неисполнения обязательств, большого количества фирм-однодневок и банкротств, в которых кредиторы не получают ничего. Но решать проблему возврата долгов в пользу исключительно одного кредитора – бюджета по меньшей мере странно. Всем остальным теперь придется надеяться только на то, что взыскание налоговой задолженности не оставит директора компании совсем без средств и у него еще хотя бы что-то останется на удовлетворение других требований.

Автор – юрист московского офиса «Ильяшев и партнеры»

https://www.vedomosti.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here