Штамп в паспорте с пробелом

0
592

Современное российское государство не терпит указаний на свое несовершенство и в ответ готово применить силу.

История гей-пары из Москвы, получившей штамп о браке в российские паспорта на основании документа из Дании и немедленно попавшей под административный каток, – особый, но тем не менее классический образец реакции: любая неоднозначная ситуация в отношениях между гражданином и государством трактуется в пользу государства.

Четвертого января 2018 г. два гражданина России, Павел Стоцко и Евгений Войцеховский, зарегистрировали брак в Копенгагене (Дания легализовала однополые браки в 2012 г.). Двадцать шестого января Стоцко и Войцеховский пришли в один из московских многофункциональных центров (МФЦ) с нотариально заверенным переводом свидетельства о браке, чтобы в соответствии с российским Семейным кодексом поставить в российские паспорта штамп о заключении брака. Требования российского законодательства в части признания заключенных за границей браков были соблюдены – свидетельство было выдано по закону страны-регистратора, супруги не состояли в другом браке, не были ни близкими родственниками, ни недееспособными – сотрудник МФЦ выполнил одну из своих функций и проставил им в паспорта привычные штампы о заключении брака.

Это удивило самих Стоцко и Войцеховского, не ожидавших, что их брак будет признан так легко. Но спустя всего сутки система вернулась в привычное состояние: на квартиры к Стоцко и Войцеховскому пришла полиция, на них было заведено административное дело за «порчу документов», им стали угрожать, сотрудника МФЦ и его начальника пообещали уволить, МФЦ официально открестился от штампа. С требованием отдать «испорченные» паспорта на квартиру к Стоцко и Войцеховскому лично приехал высокий полицейский чин: надо полагать, с точки зрения государства, гей-пара на тот момент представляла наивысшую угрозу общественному правопорядку на территории Москвы.

С точки зрения буквы закона Стоцко и Войцеховский не нарушали требования к легализации брака. В 1995 г., когда был принят российский Семейный кодекс, перспектива регистрации однополых браков где бы то ни было казалась фантастикой. По духу закона, возможно, ситуация менее однозначная: под браком кодекс понимает только гетеросексуальный союз. Однако рассуждения о духе закона – удел судей, но никак не сотрудников МФЦ, которые обязаны исполнять закон буквально, что и было сделано.

Едва ли главной целью гей-пары было во что бы то ни стало обвести государство вокруг пальца и щелкнуть по носу ту часть общества, которая пуще войны боится отступления от патриархальных норм. Как правило, однополые пары, желая официально зарегистрировать брак, имеют в виду куда более прозаические вещи: возможность взять ипотеку на двоих, право на доступ в реанимацию к супругу и проч. – все то, на что могут рассчитывать только гетеросексуальные супруги. Не приходится сомневаться, что законодательный пробел, который сделал Стоцко и Войцеховского супругами на сутки, будет стремительно ликвидирован – и, конечно, в виде запрета, как это было, например, с другим пробелом – возможностью проводить несогласованные автопробеги и гулянья. Свобода сегодня – это скорее законодательная ошибка, чем система.

https://www.vedomosti.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here