Возможна ли трансплантация эффективности

0
247

Модернизация госуправления в России идет с 2002 г., когда Владимир Путин включил ее в число важнейших задач, стоящих перед страной.

С тех пор процесс оброс всевозможными программами, постановлениями, регламентами, системами оценки, кадровыми резервами, но убедительные положительные результаты этого затянувшегося процесса пока не очевидны: успех реформы зависит не только от программ рекрутинга лучших умов в госуправление, но и от преодоления инерции самой системы. И если с конкурсами все хорошо – например, новый конкурс «Лидеры России», который проводит РАНХиГС по инициативе администрации президента, должен стать ежегодным, – то с приживаемостью новых управленцев в системе есть проблемы.

«Лидеры России» – это отбор среди уже так или иначе успешных управленцев разного уровня. 300 финалистов получат гранты на обучение и статусных наставников уровня, например, главы Сбербанка Германа Грефа, которые будут сопровождать сотню победителей в течение года. Для немалой доли конкурсантов эта опция, надо думать, куда интереснее, чем перспектива получить предложение поработать на государство, о которой говорили Сергей Кириенко, Игорь Шувалов и Максим Орешкин (он ищет заместителя). Доля чиновников среди финалистов – всего 7%. Предпринимателей меньше, чем наемных менеджеров, управленцев среднего звена – тех, кому есть куда расти, – меньше, чем топ-менеджмента: т. е. у большинства жизнь и карьера и так на подъеме. Привлекательность госслужбы для них будет зависеть от того, насколько интересные задачи будут перед ними стоять и какой мандат поддержки они получат.

Самый яркий пример перехода из бизнеса в госуправление – история Дмитрия Страшнова. В 2013 г. с 19-летним опытом работы в иностранных компаниях он стал гендиректором «Почты России». Через четыре года силовики сочли, что Страшнов и его замы получают слишком большие зарплаты и премии. И хотя министр связи уверял, что гендиректор «Почты России» работает эффективно, в июне 2017 г. Страшнову не продлили контракт. Он благополучно вернулся в бизнес, а в интервью РБК признался, что на прежней работе ему «все время не хватало политического спонсорства».

Сегодняшнее госуправление – это все еще не та система координат, не те подходы к выработке и принятию решений, на которые ориентированы те самые новые «лидеры». Сама по себе практика привлечения кадров из негосударственной сферы вполне разумная, считает эксперт по госуправлению Павел Кудюкин, но эффективность их работы на госслужбе трудно спрогнозировать. Госуправление – специфичная сфера деятельности, согласен один из наставников конкурса бизнесмен Вадим Дымов. Для кардинальных перемен должна накопиться критическая масса людей, желающих и умеющих работать по-новому, которые не будут к тому же вынуждены тратить силы на аппаратные интриги. Сейчас в федеральном резерве управленцев 1893 человека, а только в федеральных органах власти 38 000 служащих: баланс не в пользу новых людей.

https://www.vedomosti.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here