Новый госсекретарь США: что известно о Майке Помпео

0
239

Рекс Тиллерсон усидел в должности госсекретаря лишь год: устав от постоянных разногласий с бывшим гендиректором нефтяной компании ExxonMobil, Дональд Трамп нашел на эту должность человека, с которым, по словам президента США, он «мыслит одинаково». Это Майк Помпео – офицер, бизнесмен и конгрессмен.

В администрации Трампа, где миллиардер сидит на миллионере, Помпео ближе остальных к среднему американцу, иронизирует интернет-СМИ McClatchyDC. Тиллерсон при назначении госсекретарем сдал в минюст финансовый отчет аж на 38 страницах. А Помпео, ставший после избрания Трампа директором ЦРУ, уложился всего в восемь. У него оказался индивидуальный пенсионной счет, несколько паев, полис страхования жизни и 30-летняя закладная на дом. На тот момент Помпео был членом палаты представителей конгресса США и получал зарплату $174 000 в год. Больше у него не нашлось ни одного источника дохода более $5000 в год. Не оказалось у Помпео, в отличие от Тиллерсона, ничего, что могло бы вызвать конфликт интересов, – ни членства в советах директоров, ни акций конкретной компании. Center for Responsive Politics оценивал состояние Помпео на конец 2016 г. в $266 510. С тех пор он не особо разбогател: зарплата директора ЦРУ – $185 100 в год. В списке депутатов нижней палаты по доходам Помпео держался ниже 300-го места из 435.

На границе с ГДР

Помпео родился 30 декабря 1963 г. в г. Ориндже (Калифорния) в семье инженера. «Большинство летних каникул я провел, работая на семейной ферме в Уинфилде (Канзас)», – рассказывал он при вступлении в должность директора ЦРУ.

В школе Помпео пользовался популярностью, был весьма коммуникабельным и простым в общении, вспоминает его друг детства Джон Рид на страницах газеты Orange County Register: «Майк из тех парней, которые уже родились умными. Ему не надо было учиться. Он и не учился без перерыва. Но мог объяснить нам тему так, как не смогли бы учителя».

«Майк – крайне правый, непоколебимо консервативный человек», – продолжает Рид. При этом на политике для него свет клином не сошелся. Сам Рид – умеренный демократ, сейлз-менеджер, но их дружба продолжается до сих пор: «Мы просто не говорим о политике. Она не должна разрушать нашу дружбу <…> Круто то, что успех не ударил ему в голову. Он все тот же Майк-волк». «Волки» – название школьной баскетбольной команды, где играл Помпео. По словам Рида, «великим спортсменом он не был: выше среднего, но далеко от отличного игрока».

В 1982 г. Помпео поступил в военную академию Вест-Пойнт изучать инженерное дело и стал лучшим учеником выпуска 1986 г. Пять лет прослужил в армии, в том числе на границе ФРГ и ГДР командиром танкового взвода и на Ближнем Востоке во время первой войны в Заливе, пишет The Independent. А потом пару лет изучал юриспруденцию в Гарварде и еще столько же работал адвокатом в Вашингтоне.

Вклад в Boeing

В 1997 г. Помпео с тремя однокурсниками по Вест-Пойнту (трое из четверых входили в 5% лучших в своем выпуске) решили открыть собственный бизнес – производство авиакомплектующих. Новую компанию назвали Thayer Aerospace в честь полковника Сильвануса Тайера, основателя Вест-Пойнта (позже ее переименовали в Nex-Tech Aerospace). Так Помпео вернулся в родной Канзас, где в городе Уичито сосредоточено производство авиакомпонентов, и стал гендиректором Thayer Aerospace.

Идея у друзей была проста – путем слияний объединить ряд компаний в одну и экономить на издержках, пишет The Business Journal. Для запуска бизнеса партнеры привлекли капитал ряда фондов, в том числе Koch Venture Capital миллиардеров Чарльза и Дэвида Кохов. Были куплены небольшие компании (Aero Machine, Precision Profiling, B&B Machine в Канзасе и Advance Tool & Die в Сент-Луисе) – совокупно в них работало 200 человек.

«Не секрет, что [авиапроизводители] стараются сократить количество своих поставщиков», – рассказывал Помпео The Business Journal. Новые владельцы внедрили систему, отслеживающую нахождение деталей в реальном времени. «Когда у вас на конвейере стоит самолет стоимостью миллионы долларов, а к нему нет нужных деталей, это влетает в копейку», – объяснял Помпео. Его комплектующие можно встретить в самолетах Boeing, Gulfstream, Cessna и многих других.

В 2006 г. бизнес был куплен инвесткомпанией Highland Capital Management, сумма сделки не раскрывалась, пишет Business Wire. А свои бизнес-навыки Помпео продолжал оттачивать на посту президента компании Sentry International, производящей оборудование для нефтяной индустрии.

Политика и тюрбан

В Гарварде Помпео был стажером у профессора, бывшего посла в Ватикане Мари Энн Глендон. Он очень увлекался политикой, но вопреки своему призванию пошел в бизнес, сокрушалась та: «Еще один молодой человек, очень принципиальный и одаренный, свернул с предназначенного пути» (цитата по The Washington Post). Бизнесмен Помпео и о политике не забыл: он входил в правление Flint Hills Public Policy Institute. Но полностью посвятить себя ей решился только в 2010 г., когда ему было уже за 45 лет. Harvard Law Bulletin со ссылкой на его бывшего помощника объясняет, что Помпео дожидался, когда вырастет его единственный ребенок, сын Ник, а у семьи будет стабильное финансовое положение.

Помпео выиграл схватку с тремя конкурентами на праймериз, а на выборах в палату представителей от Канзаса одолел соперника-демократа Рэя Гойля, получив 59% голосов. Его кампания была порой непривычно резкой, пишет The New York Times (NYT). Соперника-демократа, потомка мигрантов из Индии, помощник Помпео в Twitter назвал «носителем тюрбана, который может оказаться мусульманином, индуистом, буддистом и кем угодно <…> еще одного носителя тюрбана не нужно нам ни в конгрессе, ни в любом политическом институте, который имеет отношение к конституции, христианству и США!». За эти слова Помпео лично извинился перед соперником – но помощника не уволил.

Ставленник Кохов

Крупнейшими донорами Помпео оказалась структура холдинга Koch Industries Чарльза и Дэвида Кохов (активных сторонников Трампа): всего их холдинг и его работники перечислили тогда $71 100. Помпео трижды избирался в конгресс, за это время Koch Industries и ее сотрудники вложили в избирательные кампании Помпео $375 500, подсчитала The Washington Post. В итоге уже во время первого срока в парламенте Помпео стал одним из фигурантов дискуссии о том, можно ли позволять крупному бизнесу спонсировать политиков.

Интерент-СМИ ThinkProgress рассказывало об интересных совпадениях. Один из инвесторов первого бизнеса Помпео, Thayer Aerospace, – структура братьев Кох (правда, как уверял Помпео The Washington Post, ее доля никогда не превышала 2%). Sentry International, где он потом работал президентом, была вместе с Koch Industries совладельцем бразильского дистрибутора GTF Representacoes & Consultoria. На выборах Помпео поддерживала лоббистская организация Кохов Americans for Prosperity, близкая к Чайной партии. Да и Flint Hills Public Policy Institute считается связанным с братьями Кох. Помпео проголосовал потом за ряд законов так, что это совпадало с интересами Кохов, пишет The Washington Post. Но инкриминировать ему ничего не смогли.

Российский след

Конгрессмен Помпео входил в два комитета – по энергетике и торговле, а также по разведке. После победы Трампа он оказался во главе ЦРУ. Бывший высокопоставленный разведчик говорил The Washington Post, что Помпео – самый политизированный директор ЦРУ после Билла Кейси, работавшего при Рейгане. Экс-директор ЦРУ (2006–2009) Майкл Винсент Хайден подтверждал NYT: «Публичные выступления Майка были пронизаны политикой больше, чем обычно допускали директора ЦРУ. Но в агентстве были очень довольны, что он так близок к президенту. И я не слышал ни от одного человека, что он заставляет подавать аналитику так, чтобы она была по нраву Белому дому».

Насчет последнего возникали сомнения. Коллега по комитету нижней палаты по разведке Адам Шифф охарактеризовал NYT Помпео как «открытого для разных мнений», но осторожно добавил, что тот «не всегда охотно противостоял президенту, особенно когда Трамп спрашивал о выводах разведки в отношении России, и нам нужен будет новый [человек], который донесет неприятную правду до президента».

Самым больным вопросом во взаимоотношениях Трампа и Помпео стало вмешательство России в выборы в Америке.

«Помпео оказался в затруднительном положении, хуже, чем у любого другого директора [ЦРУ] на моей памяти, – говорил The Washington Post Рольф Моватт-Ларсен, бывший высокопоставленный чиновник ЦРУ. – Он обязан защищать независимость расследования [скандала с вмешательством русских в выборы] и сообщать правду – и в то же время поддерживать отношения с президентом». К счастью, в расследовании ЦРУ особенно не задействовано – оно поставляет информацию. Но подразделение, занимающееся этим, Помпео обязал на всякий случай докладывать о ходе дела лично ему. The Washington Post в октябре прошлого года утверждала, что Помпео искажает вывод спецслужб в публичных выступлениях.

Друг Трампа

С Трампом у Помпео наладились отличные отношения. Почти каждый день несколько часов он проводит в Белом доме, сообщали в августе прошлого года источники The Washington Post. Это больше, чем его недавние предшественники. После брифингов Трамп часто просил Помпео остаться для разговора с глазу на глаз, пишет CNN. А NYT добавляет, что Трамп советуется с Помпео по сторонним вопросам вроде здравоохранения.

«Президент Трамп вступил в должность, ничего не зная о ЦРУ и не доверяя ему, – цитирует NYT Эми Зигарт, сотрудницу Стэнфорда, изучающую разведслужбы. – Помпео добился доверия президента и по большей части ему удавалось удерживать трамповский балаган подальше от Лэнгли». Во время кампании Трамп не раз критиковал ЦРУ за некомпетентность. Теперь же сотрудники разведки вздохнули с облегчением. К тому же на ключевые посты Помпео расставил в основном ветеранов разведки, а не людей со стороны, отдает ему должное Зигарт.

Помпео унаследовал управление, которое претерпело крупную реорганизацию при его предшественнике Джоне Бреннане, пишет The Washington Post. Тот создал центры, отвечающие за отдельные регионы и проблемы вроде терроризма. Вмешательство Помпео в структуру ЦРУ было минимально. Он добавил два центра: один – по КНДР, другой – по Ирану.

Сам Помпео говорил, что широко делегирует полномочия подчиненным и ими принимается 40% решений, которые раньше приходились на долю директора ЦРУ, пересказывает его слова BuzzFeed. Это позволяет сделать ЦРУ более быстрым, красть секреты, срывать планы террористов и давить врагов без бюрократических формальностей.

В операциях разведки Помпео предпочитал агрессивный подход, пишет NYT. Например, в Афганистане его предшественник занимался «Аль-Каидой» (запрещена в России) и помощью местным спецслужбам. А Помпео стал отправлять небольшие команды кадровых разведчиков и наемников, чтобы выслеживать и убивать деятелей «Талибана» (запрещен в России). «Мы не можем выполнять нашу миссию, если не будем агрессивными, – заметил Помпео в одной из речей. – Каждую минуту мы должны быть нацелены на то, чтобы сокрушать наших врагов».

Первое испытание

С 13 марта полномочия госсекретаря временно исполняет первый заместитель Тиллерсона Джон Салливан. В апреле кандидатуру Помпео должен рассмотреть профильный комитет сената, и, если большинство в нем ее одобрит, ставленник Трампа должен будет набрать в сенате не менее 51 голоса из 100, чтобы считаться официально назначенным на пост госсекретаря.

«Помпео напористый и политически амбициозный <…> – противоположность Тиллерсону, – пишет The Washington Post. – Он пылок там, где Тиллерсон осторожничает, резок и иногда язвителен там, где Тиллерсон скрытен. Он куда лучше умеет общаться, нежели Тиллерсон, и, возможно, он гораздо успешнее донесет до конгресса, общественности и союзников США свою версию дипломатии, чем это удается Тиллерсону. Атмосфера американской зарубежной политики станет более активной, ястребиной, экстравертной. Помпео хорош в том, чего недостает Тиллерсону. Он пользуется доверием президента и говорит твердым, уверенным голосом».

Помпео куда жестче относится к России, чем Тиллерсон, пишет Politico. В частности, он заявлял, что Путин – опасный лидер. Россию Помпео считает потенциальной угрозой безопасности Америки. В 2015 г., еще будучи конгрессменом, он пенял Обаме, что тот недостаточно жестко ведет себя с Путиным, пишет Time. А вмешательство России в конфликт в Сирии он объяснил так: «Они обожают подгаживать Америке» (цитата по The Washington Post).

В первом большом интервью СМИ в июле 2017 г. Помпео назвал Россию вызовом для Америки, которому уже десятки лет: «Нет, накал не ослаб. Нет, я не ожидаю, что он ослабнет. Они – русские, они – советские, так что нет. Мы все еще сталкиваемся с угрозой со стороны русских, будь то – назовите, как хотите, – активные меры, или пропаганда, или попытки сформировать мировое общественное мнение целым рядом способов, как в открытую, так и не очень. Эта угроза будет постоянной. Наша обязанность – давать отпор, разгромить ее, действовать, чтобы сделать им больно, чтобы они урезали масштаб своих действий» (цитата по Inopressa.ru).

Но первым серьезным испытанием для Помпео станет не Россия, а КНДР. Трамп не раз шел вразрез с заявлениями госсекретаря Тиллерсона, пишет Politico. Последний раз – когда объявил о переговорах с северокорейским лидером Ким Чен Ыном через считанные часы после того, как Тиллерсон уверил, что до этого еще далеко. Если сенат успеет утвердить Помпео, он станет ключевой фигурой на переговорах. Еще в декабре прошлого года, когда пошли слухи о его возможном назначении госсекретарем, Помпео предупредил: на время переговоров для КНДР не будет сделано никаких поблажек, давление продолжится. «Если меня утвердят, я буду управлять лучшими дипломатическими силами так, чтобы формулировать и проводить в жизнь внешнюю политику президента», – цитирует Помпео The Guardian.

https://www.vedomosti.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here