Можно ли победить пожары проверками

0
120

Политолог Владимир Кудрявцев о неэффективности арифметического подхода к повышению безопасности

Мы скорбим. Но наш долг перед погибшими в Кемерове состоит и в том, чтобы их смерть кого-то спасла в будущем. Рано или поздно встанет вопрос о том, как избежать будущих жертв, как обеспечить безопасность на деле, а не в отчете или рапорте.

Первое, что без особых размышлений приходит в голову чиновникам и инспекторам разных мастей и с чем на первый взгляд есть соблазн согласиться простому человеку, – это то, что основным ответом на трагедию в Кемерове должно стать тотальное ужесточение проверочного режима. Подобную ситуацию страна уже переживала сразу после крупнейшего по числу жертв пожара в ночном клубе «Хромая лошадь» в Перми в декабре 2009 г., где на месте погибли 111 человек, а еще 45 позднее умерли в больницах. В основе такой позиции лежит простая формула: больше проверок – значит больше безопасности. Для ситуации с пожарами: больше проверок – значит меньше пожаров и меньше пострадавших.

Эта логика сравнительно легко проверяется. Для этого необходимо два основных компонента: сведения о количестве проведенных проверок и сведения о количестве пожаров и пострадавших в них людях.

Институт проблем правоприменения собрал уникальный массив данных таких проверок соблюдения обязательных требований пожарной безопасности, в который входит информация о факте проверки, проводившем проверку контрольном органе и проверяемом предприятии или организации (с кодом ОКВЭД – Общероссийский классификатор видов экономической деятельности) для 36 регионов за последние 7–8 лет. Таким образом, мы знаем кто, кого и когда проверял.

Со второй половиной требуемой информации будет чуть сложнее. К сожалению, данные о пожарах в дезагрегированном и машиночитаемом виде в Российской Федерации никем и нигде не выкладываются. Как правило, лучшее, что вы сможете обнаружить при поисках такой информации, – это сводные данные о количестве пожаров и пострадавших в них людей за год для каждого отдельного региона. Такие данные не очень подходят для статистического анализа, ведь в них попадают и пожары в жилых домах, и лесные пожары, и даже поджог прошлогодней травы подростками.

Существует, впрочем, хорошо известный энтузиастам пожарного дела и при этом почти незнакомый широкой публике ежегодный статистический сборник Всероссийского научно-исследовательского института противопожарной обороны МЧС России «Пожары и пожарная безопасность» (оставим за скобками вопрос о том, почему подобная общественно значимая информация не выкладывается открыто в дезагрегированном виде, удобном для исследователей, журналистов и любого заинтересованного гражданина). Этот отчет дает более детальную информацию – данные в нем сгруппированы не только по регионам и годам, но и по объектам внутри региона, в том числе с указанием типа деятельности.

Если мы возьмем данные о пожарах, произошедших в основных местах массового скопления людей (объекты торговли, административные, учебные, лечебные и иные подобные учреждения), проведем статистический анализ зависимости количества пожаров и пострадавших в них лиц от количества проверок, проведенных МЧС (Госпожнадзором), и учтем при этом другие факторы (население, валовой региональный продукт, количество юридических лиц, инвестиции в основной капитал), то обнаружим несколько важных закономерностей.

Ожидаемо количество пожаров положительно связано с количеством людей и предприятий, т. е. чем больше людей в регионе и чем активнее их деятельность, тем чаще происходят пожары. Вопрос о том, насколько пожары неизбежны, достоин отдельной дискуссии.

Что же насчет сдерживающих факторов? Работает ли формула «больше проверок – значит больше безопасности»? Увы, почти для всех типов объектов количество проверок статистически никак не связано ни с количеством пожаров, ни с количеством пострадавших в них людей. Исключение составляют административные объекты, где проверки слабо, но работают на предотвращение пожаров.

Этому можно дать две содержательные интерпретации. Первая: проверки не работают в принципе, а с учетом их экономического эффекта приносят больше вреда, чем пользы. Вторая интерпретация более нюансирована: существующая практика пожарных проверок и их последствия таковы, что они не вносят решающего вклада в безопасность или нивелируются другими факторами.

Почему так происходит? Можно вслед за президентом предположить коррупцию или некомпетентность Госпожнадзора либо указать на устаревший и формальный характер требований пожарной безопасности. Сочетание всего вышеперечисленного, вполне вероятно, вносит свой вклад в слабый результат проверочной деятельности.

Но так или иначе ужесточение проверочного режима, т. е. простое увеличение числа проверок, без содержательного изменения того, как именно работает проверяющий орган, выглядит как очередная непродуманная мера, выгодная контрольным органам, но бессмысленная с точки зрения реальной безопасности. Будущих жертв это не спасет. Несколько руководителей будут сняты, стрелочники наказаны. Между тем шанс на спасение увеличит только содержательная и последовательная реформа контрольно-надзорных органов, которая лишь заявлена к реализации, но пока так и не внедрена.

Автор — младший научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге

https://www.vedomosti.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here