Кто поможет строителям

0
179

Вывести отрасль из затянувшейся рецессии должно жилищное строительство, но не очевидно, что государственное субсидирование обеспечит нужный спрос

Строительство – единственная из шести базовых отраслей, где рецессия продолжается, остановить ее государство не может: мегастройки закончились, бизнес занят выживанием и вся надежда на жилищное строительство. После четырех лет падения реальных доходов спрос можно стимулировать или наращивая доходы населения, или только увеличивая роль государства в субсидировании – и именно на второй вариант сделало ставку руководство страны. Но неочевидно, что отложенный спрос будет быстро реализовываться.

В I квартале 2018 г. спад на строительном рынке усилился, показывают данные Центра конъюнктурных исследований Института статистических исследований и экономики знаний (ЦКИ ИСИЭЗ) Высшей школы экономики. Опрос руководителей более 6000 строительных организаций в 82 регионах показал, что с 29 до 34% выросла доля тех, кто констатирует недостаток заказов, и 27 до 32% – тех, кому заказчики перестали регулярно платить. Сезонность, конечно, никто не отменял – зимой деловая активность в отрасли падает, но на 5 процентных пунктов, до 20%, снизился и такой консервативный индикатор, как индекс предпринимательской уверенности у строителей, войдя в самый неблагоприятный диапазон значений, фиксировавшихся в 2016–2017 гг. (а до того – только в 2009 г.). Это выглядит плохо на фоне стабилизации экономики, которая давала основания рассчитывать если не на рост, то на фиксацию индекса на уровне прежних значений. Индекс упал из-за того, что до 40% выросла доля руководителей, оценивающих портфель заказов «ниже нормального». Численность занятых в строительстве также упала, но не намного, что указывает на планы отрасли нарастить в ближайшее время производство. Однако в целом строительство – единственная среди базовых отраслей, которая находится в рецессии, но она всегда входит в рецессию позже всех и позже всех выходит, так что перспективы роста сохраняются, говорит директор ЦКИ Георгий Остапкович. «В целом глубина отраслевого спада, по всей видимости, достигла своего предела, что с осторожностью позволяет исключить дальнейший провал тренда в последующие кварталы 2018 г.», – надеются авторы доклада ЦКИ.

Спад в отрасли начался в 2008 г., затем показатели несколько «отросли», но в 2014 г. тренд снова стал негативным, следует из данных ЦКИ. Причины спада достаточно очевидны. Основные источники денег в отрасли – это государство, бизнес и население. Власти поддерживали отрасль, гарантированно финансируя мегастройки: АТЭС-2012, Олимпиады-2014 в Сочи, чемпионата мира по футболу 2018 г., Керченский мост. В 2018 г. большие заказы остались (объекты нефтегазовой инфраструктуры, в том числе газопровод «Сила Сибири», старт программы реновации в Москве), но они не сравнятся с тем, что было. Крупный бизнес пока не уверен, что пришло время нового строительства. Главные надежды – на россиян, которые вложат деньги в жилищное строительство. В 2017 г., по данным Росстата, было введено в строй 78,5 млн кв. м жилья – на 1,3% меньше, чем годом ранее, но уже в феврале 2018 г. рост к февралю 2017 г. составил целых 133,8%, правда, это эффект низкой базы, отмечают аналитики ЦКИ. Потребности в жилье у россиян высоки. Около 45% семей хотят улучшить жилищные условия, в первую очередь – переехать в квартиру побольше, ссылается «Дом.РФ» (бывший АИЖК) на данные социологов. Но денег у большинства россиян мало. Застройщики, конечно, учли это и, чтобы максимально снизить цены и повысить доступность, уменьшали жилую площадь новых квартир – средняя площадь новых квартир с 2010 г. сократилась на 12%, по данным Росстата. Но даже квартиры по 20 кв. м, над которыми смеялся в 2016 г. тогдашний вице-премьер Игорь Шувалов, осматривая новостройки эконом-класса в Казани, многим не по карману. А рентабельность – в строительстве она в 2017 г. составила в среднем 7,2%, по данным ЦКИ, – не позволяет застройщикам дальше существенно снижать цены.

Основным инструментом покупки сейчас служит ипотека, ставки по которой в марте 2018 г. Владимир Путин в послании Федеральному собранию потребовал довести до 7–8% годовых («но стремиться нужно к 7%»). Крупные розничные банки вслед за снижением ключевой ставки Центробанка (сейчас – 7,25%) занимаются этим уже два года. В авангарде – контролируемый государством Сбербанк, лидер ипотечного рынка с долей выдач около 52%, ипотечный портфель которого на 1 июня 2018 г. достиг 3,17 трлн руб. Недавно президент Сбербанка Герман Греф объявил об очередном снижении ставок по ипотеке до 7,1–9,5% годовых, но относится это только к покупке нового построенного жилья (и не рефинансирования ипотеки). Правительство, со своей стороны, в июне разрешило тратить материнский капитал на погашение ипотечного кредита, взятого после рождения второго или третьего ребенка, чем могут воспользоваться примерно 1,9 млн семей, а с 1 января этого года семьи, где в 2018–2022 гг. родится второй или третий ребенок, могут получить или рефинансировать ипотеку на новое жилье по льготной ставке 6%.

Россияне, таким образом, рассматриваются если не как драйвер роста, то как тормоз падения строительной отрасли. Не зря Путин в послании Федеральному собранию поставил задачу ежегодно строить 120 млн кв. м жилья. Это вроде бы выгодно должно быть всем: людям – жилье, строителям и банкам – доход, Кремлю – благодарности за улучшение ситуации. Да и с точки зрения роста ВВП страны, улучшения уровня и качества жизни населения, а также создания новых рабочих мест и роста мобильности населения вложения в жилищное строительство гораздо полезнее, чем, например, расходы на газопровод «Сила Сибири» или на спорт высоких достижений, отмечают в ЦКИ ИСИЭЗ. Но реализовать план Путина сложно. Главная проблема не в том, чтобы построить жилье (мощности и строители для этого есть), – проблема в том, как его продать, отмечает Остапкович. И сейчас много квартир, которые никто не покупает. Чтобы повысить платежеспособный спрос, нужно либо увеличивать денежные доходы населения, что требует институциональных реформ в экономике, либо увеличивать роль государства в субсидировании строительства и населения, отмечают авторы мониторинга. Видимо, все идет ко второму сценарию – он кажется проще. Проблемы бы решились, если бы российская экономика вышла на устойчивые годовые темпы роста выше среднемировых (примерно 3,2%), отмечают в ЦКИ. А это вряд ли.

https://www.vedomosti.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here