Экстремистские песни оказались в открытом доступе

0
198

«Шторм» узнал, почему запретный Муцураев продолжает звучать в фильме Балабанова «Война»

Немногие знают, но в России действует специальное антиэкстремистское законодательство, благодаря которому любой может оказаться в тюрьме за высказывания, сеющие ненависть и вражду, оскорбляющие разнообразные социальные группы, будь то власть, полиция, верующие или мужчины. Так получилось из-за того, что Россия давно взяла на вооружение западные стандарты политкорректности, в соответствии с которыми слово — это тоже дело и речевая агрессия абсолютно недопустима.

Подпадают под запретительные нормы и некоторые произведения искусства, например песни барда Александра Харчикова, в которых он призывает убивать евреев, или песни группы «Психея», в которых коллектив призывает убивать полицейских, а также песни коллектива «Ансамбль Христа Спасителя и Мать Сыра Земля», где музыканты призывают убивать космонавтов. Вся эта продукция давно внесена в специальный список экстремистских материалов, опубликованный на сайте Министерства юстиции.

У нас в «Шторме» есть одно постыдное удовольствие, как говорят на Западе — guilty pleasure. Короче говоря, мы очень любим творчество Тимура Муцураева. Нет, конечно, мы не слушаем его песни, мы просто считаем их хорошими. И вот что нас заинтересовало: если разместить на своей странице в соцсети его знаменитый трек «Иерусалим», это будет правонарушением. Но та же самая песня вот уже 16 лет звучит в фильме Алексея Балабанова «Война». Картину с Алексеем Чадовым показывают по телевизору, крутят на ретроспективах в маленьких кинотеатриках, продают на носителях и в iTunes — претензий никаких. Что за неувязка? Куда смотрят органы?

О Тимуре Муцураеве сегодня принято говорить с осторожностью: экстремистскими признаны сразу 20 его песен, их считают гимнами сепаратистского и ваххабитского движений в Чечне. Композиции внесены в федеральный список запрещенных к распространению материалов, а каждому, кто решится их опубликовать, светит либо штраф, либо административный арест на 15 суток. При этом сами пользователи о подобном запрете — ни сном ни духом. Мол, хорошая музыка. Душевная. Почему бы не поделиться с друзьями?

Чеченская Республика, Наурский район. Местный житель публикует несколько песен Тимура — и получает штраф на полторы тысячи рублей. Самарская область. Один из тольяттинцев размещает видео «Они ушли» — и привлекается по статье «Массовое распространение экстремистских материалов». Карачаево-Черкесия. Здесь таких распространителей сразу трое; все они выявлены при проведении мониторинга соцсетей Адыге-Хабльской прокуратурой… Сам бард вот уж 10 лет как ушел на дно, а список «последователей» все растет.

Лидер группы «Коррозия металла» Сергей Паук Троицкий, как и многие другие россияне, считает, что вся борьба с экстремизмом — оттого что силовикам нужны «палки»: посадил пару подростков из «ВКонтакте» — вот тебе и звездочки.

«Ну, смотрите, если они будут сидеть без дела, их тут же отправят что-нибудь распутывать в Сирию или ДНР, — рассказал он в беседе со «Штормом». — Им это дико не в кайф: кому хочется подорваться на мине? А тут подходишь к секретарше, просишь ее найти песни каких-нибудь запрещенных групп — «Коловрат» ли, «Коррозии металла» или того же Муцураева — и заводишь производство на первую попавшуюся. Так же легко находятся люди, которых можно обвинить в их распространении. Был такой случай: человек с похмелья украл в «Пятерочке» две бутылки пива. За это полагается два года условно. А ему говорят: «Чувак, а давай ты разместишь у себя на странице такую-то песню, и мы тебя будем судить уже не за «Пятерочку», а за экстремизм? Тебе дадут не два, а год». Разумеется, он согласился».

«Точно так же — тяп-ляп — и с фильмами. С той же «Войной», в которой звучит Муцураев, — продолжает Паук. — Если в интернете за музыкой еще следят, то до кино руки не доходят. А если дойдут? Тогда придется запрещать не только «Войну», а, например, того же «Штирлица» за постеры со свастикой!»

У Паука на следователей свои обиды. Он ведь тоже в том самом черном списке! Там же, в числе запретных, находятся и одна из песен группы — «Гулаг».

Как рассказал «Шторму» лидер коллектива Морфей Григорьев, запрещенная ныне композиция была написана еще в 1999 году, когда в молодежных кругах стала популярной субкультура правых скинхедов. Ребята решили сделать пародию на правый Oi! (направление в панк-рок-музыке), а сделав ее, тут же забыли. Вспомнить пришлось спустя 16 лет, когда из-за этой песни осудили активиста «Другой России».

«История была банальная. Пришел указ сверху закрыть человека за что угодно. Спецслужбы провели свои мероприятия и нашли в его аудиозаписях «ВКонтакте» эту вещь. Трек признали экстремистским, и человека посадили на несколько лет», — вспоминает Морфей.

«И вот вы спрашивали про Муцураева и «Войну»… — добавляет он. — Тут надо смотреть, в каком году вышел этот фильм, потому что вся эта репрессивная цензура началась примерно лет семь назад. До этого, конечно, были прецеденты, но это скорее исключительные и частные случаи, когда было необходимо принять меры против конкретного человека. Сейчас подобное делопроизводство поставлено на поток!»

Фраза «лет семь назад» неслучайна. Именно тогда, в 2001-м, у Морфея и начались самые большие проблемы. Он выступил на фестивале «Буревестник», а после концерта узнал, что теперь безработный. До этого он служил инженером в оборонной промышленности и имел допуск к гостайне.

«В результате мне пришлось на несколько лет вообще перестать заниматься каким-либо творчеством, чтобы выйти из поля зрения тех сил, которые мне были противопоставлены, — говорит Григорьев. — Карьеру инженера тоже пришлось оставить. Теперь я мастер тату».

А вот что думает про запретные списки фронтмен группы «Ансамбль Христа Спасителя и Мать Сыра Земля» Алексей Глухов. В числе запрещенных значатся сразу десять песен коллектива, но артисты не расстраиваются. Не смогут исполнять эти — будут петь другие!

«Лично я к подобным запретам отношусь спокойно и благожелательно. Для меня это что-то наподобие того, как день сменяется ночью, а лето — зимой. Ну, надо это кому-то, пусть занимаются! Им же надо свои зарплаты и премии получать, всему этому огромному механизму, а государству — пополнять свой бюджет за счет штрафов и прочего», — убежден музыкант.

Но вернемся к Муцураеву. Вопрос, почему в фильме «Война» он может звучать, а в интернете — практически нет, похоже, пока так и останется открытым. В Минкульте вообще предпочли промолчать. В Роскомнадзоре ответили, что кино не занимаются — они следят за интернетом и всем, что связано с массовыми коммуникациями. Минюст отправил в Генпрокуратуру, а Генпрокуратуре, чтобы разобраться в ситуации, надо время. Кто придет на помощь в такой патовой ситуации? Конечно, администрация президента!

Звоним начальнику управления президента РФ по общественным проектам Сергею Новикову.

«Мне кажется, причина того, что трек из «Войны» до сих пор не запрещен, в том, что фильм был выпущен намного раньше, чем эту песню внесли в реестр экстремистских материалов, — рассказал он «Шторму». — Что-то похожее было с картиной Василия Ложкина «Великая Россия». В Сети она появилась в 2007 году, а экстремистской была признана лишь в 2016-м или 2017-м и за это время успела разойтись по всему интернету. Но, как известно, закон обратной силы не имеет; предъявить что-то трудно».

С этим разобрались. А что делать, если человек уже разместил на своей странице песню и вдруг выяснилось, что она запрещена? Доказывать, что он сделал это непреднамеренно!

«Сейчас идет рассмотрение поправки в статью 282, часть 1, которая предусматривает преюдицию, — поясняет высокопоставленный чиновник. — То есть, если человек не ставил перед собой цель разжечь вражду и рознь и его деяние не повлекло каких-либо последствий, он понесет только административную ответственность и никак не уголовную».

«Кстати, а вы сами что слушаете? — спрашиваем мы. — Наверное, не «Коррозию металла» и не Муцураева?»

«Нет, — смеется Новиков. — Металл могу послушать, но только в каких-то конкретных случаях. Мне больше нравятся академическая музыка или джаз!»

Добавим, что о жизни чеченского барда мало что известно. В девяностые он воевал на стороне сепаратистов, тогда же прославился исполнением боевых гимнов под обычную акустическую гитару. Что интересно — на русском, потому и стал популярным даже среди солдат федеральных войск! Что с ним было после 2000 года, история умалчивает: говорят, что он живет в каком-то ауле и совсем забыл про музыку.

Абсолютно равнодушен к тому, что звучало в его картине, и продюсер «Войны» Сергей Сельянов. «У меня нет ответа на ваш вопрос, — сказал он «Шторму». — Предъявят — будем разбираться, пойдем в прокуратуру, СК или центр «Э»… Что я могу сказать? Тогда таких законов не было. И глупостей тоже».

https://dailystorm.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here