Востоковеды рассказали о борьбе Чечни и Дагестана за лидерство в российской умме

0
105

Новые политические и идеологические тенденции в российском мусульманском сообществе стали темой дискуссии востоковедов на семинаре “Кавказ в прошлом и настоящем” в Москве.

Неспособность государства решить болезненные проблемы заставляет мусульман Северного Кавказа, в частности Дагестана и Ингушетии, апеллировать к нормам шариата в разрешении земельных и правовых споров, заявил востоковед Ахмет Ярлыкапов в докладе об исламе в современной России.

Новое заседание научно-практического семинара “Кавказ в прошлом и настоящем (общество и политика, экономика и культура)” состоялось в здании Московского университета международных отношений 17 октября. Мероприятие было организовано Центром проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО и Центром изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН, сообщил присутствовавший на семинаре корреспондент “Кавказского узла”.

Замдиректора Института международных исследований МГИМО Александр Чечевишников представил участникам заседания недавно изданный биобиблиографический словарь-справочник “Ислам и мусульмане постсоветской России в работах отечественных исследователей (1992-2017)”. Составителями словаря-справочника, наряду с Чечевишниковым, стали старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Ахмет Ярлыкапов и профессор кафедры востоковедения МГИМО Марина Сапронова.

По словам Чечевишникова, это издание стало первой попыткой коллектива ученых МГИМО обобщить информацию о российских исследователях, занимающихся проблематикой современного ислама и мусульманского сообщества, и их работах. В списке справочника корреспондент насчитал 48 имен исследователей – среди них как широко известные общественности ученые, так и сравнительно малоизвестные представители региональных научных школ. Исследователи представляют как академические, так и религиозные круги. Справочник содержит сведения об их образовании, ученых степенях и званиях, основном месте работы и публикациях, посвященных исламской тематике. Цель составления сборника – улучшить коммуникацию исследователей-исламоведов.

В справочнике значатся только те исследователи, которые согласились на предложение заполнить анкету и внести в справочник их имена и данные. “Например, наш уважаемый профессор Владимир Дегоев отказался войти в число исламоведов. Он сказал: “Я знаю историю мусульманских народов Кавказа, но не могу назвать себя исламоведом, засмеют”. Вот такая рефлексия”, – отметил Чечевишников.

Ахмет Ярлыкапов выступил на семинаре с докладом “Ислам в современной России”, основанным на его исследованиях мусульманских общин Северного Кавказа, Поволжья, Урала и Сибири. Ученый отметил, что сознательно “заострил некоторые моменты, чтобы вызвать дискуссию и понять, соответствуют они реальности или нет”.

В своем докладе Ярлыкапов подверг сомнению утверждение о том, что с конца 1980-х годов в России произошло возрождение ислама. Происходящие тогда процессы в большей степени были реисламизацией, уверен востоковед.

“Возрождать на значительной части территории страны было нечего. Чтобы возрождать, нужно иметь те традиции, которые подлежат восстановлению. В России, за исключением, может быть, отдельных районов, прежняя исламская традиция, суфийская или какая-нибудь иная, которая была в начале двадцатого века, не сохранилась. В 1980-1990 годах люди, которые позиционировали себя мусульманами, принадлежали «к «этническим мусульманам”, но еще даже не молились. Но на определенном этапе часть из них стали действующими мусульманами – заново стали, не опираясь иногда на прежнюю традицию”, – пояснил Ярлыкапов.

В качестве примеров реисламизации Ярлыкапов привел северные районы Дагестана и Кабардино-Балкарию.

“В северных районах Дагестана в реальности были, может быть, один-два человека, которые могли читать Коран по-арабски и знали какие-то обряды ислама. В Кабардино-Балкарии ситуация была такова, что те молодые кабардинцы, которые стали соблюдать нормы ислама, были отчуждены своим же обществом, что в итоге и привело к трагическим событиям 13 октября 2005 года”, – указал Ярлыкапов.

13 октября 2005 года было совершено нападение на Нальчик. Во время боев погибли 35 силовиков, 14 мирных жителей и 92 человека из числа нападавших. Процесс по делу шел в Верховном суде Кабардино-Балкарии с 2008 года. 23 декабря 2014 года суд приговорил пятерых подсудимых к пожизненному лишению свободы. Большинство осужденных утверждают, что были втянуты в события обманным путем. В разделе “Справочник” на “Кавказском узле” опубликован справочный материал “Нападение на Нальчик 13-14 октября 2005 года”.

Северный Кавказ в борьбе за лидерство в российской умме

Говоря о современных тенденциях, Ахмет Ярлыкапов указал на постепенное изменение традиционной картины распространения богословско-правовых толков ислама за счет миграции людей и идей. Он также отметил, что исламское сообщество в России становится все более мозаичным за счет появления новых религиозных групп, в том числе внутри тех или иных течений, в частности салафитского. “Это течение в целом никогда не было единым и разделялось на множество групп, в том числе оппонирующих друг с другом”, – отметил он.

Ярлыкапов также указал на возрастающую роль ислама в правовой, экономической, образовательной и других сферах жизни на Северо-Восточном Кавказе. Мусульмане в этом регионе часто обращаются к исламскому праву по причине неспособности государства решить те или иные болезненные проблемы, констатировал он.

“Нерешенность некоторых застарелых проблем иногда толкает мусульман к применению шариата. В Дагестане все чаще обращаются к шариатским понятиям. Например, жители равнин Дагестана говорят, что по шариату на равнине земли принадлежат им, а горцам, которые поселились там, нужно договариваться с ними. До 100 тысяч человек живут на равнине в поселениях, которые нигде зарегистрированы, на карте их не существует. Хотя земли формально собственность государства, оно не решает вопрос их статуса. Зафиксированы случаи, когда земельные конфликты общины местных жителей и переселенцев решали в мечети, по шариату, в рамках тех знаний, которые есть у духовных лидеров, фиксируя решение на арабском языке. Хотя настоящих знатоков шариата все еще крайне мало”, – заявил ученый.

Еще одной важной современной тенденцией востоковед назвал конкуренцию, возникшую между официальными духовными управлениями мусульман и неформальными исламским центрами. “У нас на виду соперничество между муфтиятами, но их организационные противоречия далеки от реальности, в которой живут верующие в общинах и мечетях”, – отметил Ярлыкапов.

Самыми крупными игроками в борьбе за лидерство в российском мусульманском сообществе он назвал Духовное управление мусульман Дагестана и главу Чечни Рамзана Кадыров. В этом смысле Северный Кавказ стремится занять в мусульманской общине на всероссийском уровне лидерские позиции, которые до сих пор были заняты татарскими религиозными деятелями, сделал вывод Ярлыкапов.

“ДУМ Дагестана сейчас активно включилось в борьбу за лидерство в российской умме, его газета “Ас-салам” в настоящее время распространяется по всей России. Во всех регионах дагестанский муфтият проводит какие-нибудь мероприятия. Их деятельность заметна в Новом Уренгое, в Томске, активное сотрудничество с ДУМ Дагестана идет в Татарстане. Таким образом, у них реальная и результативная работа”, – пояснил ученый.

Рамзана Кадырова Ахмет Ярлыкапов называет второй силой в борьбе за лидерство среди российских мусульман, отмечая, что публично глава Чечни не заявляет о таких амбициях.

“Но реальность такова, что он участвует в этой борьбе. Он и его сторонники активно используют сетевые технологии, налаживают контакты с местными мусульманскими лидерами по всей стране, оказывают целевую помощь местным мусульманским общинам. Определенными своим действиями и высказываниями зарабатывают симпатии всех мусульман и в России, и за рубежом”, – указал Ярлыкапов.

Ученый отметил, что действия Кадырова вызывают симпатии даже у части салафитов, которые находятся в конфронтации с ДУМ Дагестана.

“ДУМ Дагестана ограничен тем, что его имамы в основном суфии, чем вызывают противостояние с салафитами. Кадыров же сохраняет широкие контакты, не ограничиваясь суфиями и официальными муфтиятами. Сейчас и среди некоторых групп салафитов распространено мнение, что то, что он делает, полезно для уммы и достойно поддержки”, – отметил востоковед.

У российских властей нет исламской политической программы

Доклад Ярлыкапова о борьбе за лидерство в российской умме заинтересовал участников семинара, которые задали ученому свои вопросы. Старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Николай Силаев поинтересовался, не связана ли активность дагестанского муфтията и Кадырова с эволюцией взглядов российских властей и их отношения к исламу.

“Шесть-семь лет назад в Россию приезжали иностранные мусульманские ученые, теперь их визиты прекратились. Может быть, власти сделали ставку на активность дагестанского ДУМ и чеченцев, потому что они хорошо известны, и их деятельность [подконтрольна властям]?” – поинтересовался Силаев. Ярлыкапов, отвечая на вопрос, отметил непоследовательность политического руководства России в отношении к исламу и мусульманам.

“Была очень нечеткая ставка на традиционный ислам, хотя непонятно даже было, что это такое. В Дагестане — это суфизм, а в Кабардино-Балкарии – что это? Сейчас [есть] ставка на собственное исламское образование, важно, кто его контролирует. То, что предлагается не всегда может быть привлекательным, например, Болгарская исламская академия в Татарстане – кто поедет из Москвы, Петербурга или с Кавказа учиться в далекое от городов село? Есть ощущение, что российских властей отсутствует стратегическое видение”, – сказал он.

Ахмет Ярлыкапов предположил, что “дагестанский проект” вполне может быть инициирован из Москвы, но Рамзан Кадыров действует неформально. Его неформальные действия создают конкуренцию ДУМ Дагестана и “подстегивают” их к более активному расширению собственного влияния. “Ведь кто-то должен говорить от имени всех мусульман России”, – заключил Ярлыкапов.

В ночь на 9 сентября лейбл Black Star отменил концерты Егора Крида и рэпера Doni в Дагестане, после того, как Крид получил в Instagram большое количество комментариев с угрозами и рекомендациями не приезжать в Махачкалу. Дагестанский боец Хабиб Нурмагомедов назвал отмену концерта “невеликой потерей”. Исполнитель и продюсер Тимати призвал его быть толерантным, на что спортсмен отреагировал очередным резким постом в Instagram. Глава Чечни призвал участников конфликта “не заниматься ерундой”. При этом он уровнял террористов с “гастролерами”, заявив, что Кавказу они одинаково не нужны. 12 октября Кадыров отчитался о примирении Тимати и Нурмагомедова. Однако сам конфликт вызвал споры о радикализме в Дагестане. Клерикальные настроения захватывают все большую часть населения как в республике, так и на Северном Кавказе в целом, указал Ахмет Ярлыкапов. “Светское государство не должно допускать подобных перегибов. Это свидетельство того, что власть не может обеспечить светскость в регионах. Ходить на концерты – право гражданина, и когда его ограничивают, в том числе с религиозной точки зрения, должна последовать реакция, но ее нет”, – сказал он.

Протесты религиозной части населения против тех или иных культурных явлений в республиках Северного Кавказа, подобных недавнему скандалу вокруг концерта Егора Крида в Дагестане, обусловлены недостаточной зрелостью как мусульманского, так и светского сообщества республики, считает востоковед.

“Это вопрос зрелости и светских сил, и мусульман. Если бы мусульмане понимали, что Крид не проблема и наоборот, его свободное выступление могло быть доводом о том, что и к мусульманам нужно быть терпимее”, – полагает Ярлыкапов.

Историк из Дагестана Сергей Манышев, присутствовавший на семинаре, поспорил с мнением о сужении светского пространства в Дагестане. Ситуация вокруг концерта Крида, по его мнению, является скорее исключением из общих правил, – по оценке Манышева, столкновение светских и религиозных взглядов в Дагестане происходит сравнительно редко.

“В Дагестане и раньше не очень жаловали некоторых исполнителей, например, были протесты против приезда Бориса Моисеева. В последние пять лет такого не было, сужения светского пространства в Дагестане нет. Оно просто разделилось с пространством религиозных людей”, – указал Манышев.

Отвечая на вопрос о протестах в Ингушетии, Ярлыкапов отметил преимущественно политический характер акций. Участие в акциях протеста религиозных деятелей и массовые намазы не говорят о значительном влиянии исламского фактора на происходящее, считает он. “Просто все участники акций – мусульмане и поэтому, когда приходит время, все вместе молятся”, – сказал ученый.

С 4 октября в столице Ингушетии круглосуточно проходила массовая акция протеста против изменения границы с Чечней, участники которой требовали проведения референдума по вопросу о границе и отставки главы республики. 12 октября в центре Магаса, где проходил митинг, жители Ингушетии провели пятничную молитву. 16 октября власти отказались продлить разрешение на митинг после 17 октября, но согласовали его проведение с 31 октября по 2 ноября. Оргкомитет митинга решил прервать акцию для подготовки Всемирного конгресса ингушского народа 30 октября.

Вместе с тем он указал на выделенную им в докладе тенденции к исламскому праву при разрешению противоречий, в том числе земельных вопросов.

“Присутствует апелляция к шариату в том, что о принадлежности земли говорить нужно с теми, кто имеет на нее право по исламу. Но в целом политическая акция ингушей против власти не оформляется как исламское действие”, – резюмировал Ярлыкапов.

Его выводы отчасти подтвердил, участвовавший в семинаре профессор НИУ-ВШЭ, директор Института социального маркетинга (Инсомар) Сергей Хайкин.

“Муфтий Ингушетии Хамхоев на акциях не присутствует, его ребята бывают и выступают. Но сам муфтий Ингушетии дистанцировался, он соблюдает полный нейтралитет”, – подчеркнул профессор. Дополнение “Кавказского узла” от 15:20 мск 19.10.2018: муфтий Ингушетии Иса Хамхоев вечером 4 октября приезжал к митингующим с призывом провести пятничную молитву рядом с площадью. После этого митингующие объявили бессрочный протест и остались ночевать на площади перед парламентом, а 5 октября провели пятничный намаз.

http://www.kavkaz-uzel.eu

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here