Непростой климат. Регионы, которых боятся инвесторы

0
104
Россия. Санкт-Петербург. Инвестиционный проект реконструкции СКК "Петербургский" представлен на стенде Санкт-Петербурга накануне к XXII Петербургского международного экономического форума на территории конгрессно-выставочного центра "Экспофорум". Светлана Холявчук/Интерпресс/ТАСС

Несмотря на все усилия властей по выравниванию инвестиционного климата в России, инвесторы так же, как и пять лет назад, приходят в одни регионы и избегают других. Более того, список «любимых» и «нелюбимых» регионов за это время практически не изменился

В России на протяжении пяти лет реализуется масштабный проект по выравниванию качества инвестиционного климата в регионах. Но разрыв между регионами-лидерами и регионами-аутсайдерами по уровню инвестиционной привлекательности не сокращается.

Вопросами создания благоприятных условий для инвесторов российские власти озаботились давно. Улучшение инвестиционного климата было одним из ключевых направлений «Стратегии-2010», разработанной командой Германа Грефа в начале первого президентского срока Владимира Путина. Однако в этой стратегии, как и во многих других программных документах того времени, фокус был сделан на институциональных изменениях национального уровня, а реформы регионального уровня никак не регламентировались.

Однако к началу 2010-х годов стало понятно, что многие проблемы инвестиционного климата сконцентрированы именно в регионах. Колоссальные различия в условиях ведения бизнеса между федеральными субъектами показал субнациональный рейтинг «Ведение бизнеса в России — 2012», составленный экспертами Всемирного банка. Оказалось, что сроки получения разрешений на строительство варьируются от 150 дней (в Сургуте) до 448 дней (в Твери).

Разные регионы, одинаковые условия

Для устранения столь масштабных региональных диспропорций федеральным центром был разработан «Региональный инвестиционный стандарт». Этот документ представлял собой набор из 15 лучших практик привлечения инвесторов, которые использовались наиболее успешными регионами и предлагались на вооружение отстающим субъектам федерации. «Региональный инвестиционный стандарт», ставший с 2013 года обязательным для всех регионов страны, предполагал внедрение системы «одного окна» для инвесторов, создание специализированной организации по привлечению инвестиций и развитие инвестиционной инфраструктуры.

Сама идея тиражирования лучших практик инвестиционного климата не была новой — аналогичными проектами в развивающихся странах на протяжении последних двух десятилетий занимался Всемирный банк. Однако «Региональный инвестиционный стандарт» получил небывалую для подобных пакетов реформ политическую поддержку: проект внедрялся под личным патронажем президента, а перечисление регионов, добившихся наибольших успехов во внедрении cтандарта, стало обязательной частью выступления Путина на Петербургском международном экономическом форуме.

Между тем по прошествии пяти лет с начала внедрения «Регионального инвестиционного стандарта» говорить о его эффективности в виде инструмента выравнивания качества инвестиционного климата в регионах довольно сложно. Об этом свидетельствует, например, динамика позиций регионов в ежегодном рейтинге инвестиционной привлекательности «Национального рейтингового агентства» (НРА).

В рамках этого рейтинга регионы России делятся на три большие категории (с «высокой», «средней» и «умеренной» инвестиционной привлекательностью), а внутри каждой категории выделяются три подуровня. Если в рейтинге 2013 года в категорию регионов с «высокой инвестиционной привлекательностью» входили 18 субъектов РФ и столько же в категорию регионов с «умеренной инвестиционной привлекательностью», то к 2018 году соотношение между лидерами и аутсайдерами изменилось в пользу последних (24 региона с «высокой привлекательностью» против 27 регионов с «умеренной»).

Такая тенденция свидетельствует не только об отсутствии конвергенции регионов по уровню инвестиционной привлекательности, но и об их растущей «поляризации», выражающейся в постепенном перемещении «регионов-середнячков» не только в число лидеров, но и в число аутсайдеров.

Рейтинг НРА, как и все прочие рейтинги, можно обвинить в субъективности. Однако его результаты подтверждаются данными официальной статистики, согласно которым, например, в первом полугодии 2018 года на долю 24 регионов с «высокой инвестиционной привлекательностью» пришлось более 62% общероссийского объема инвестиций в основной капитал, а на долю 27 «умеренно привлекательных» регионов — лишь около 10% от этого объема. Разрыв по привлекаемым прямым иностранным инвестициям, которые считаются наиболее чуткими к качеству инвестиционного климата, еще более значительный: здесь группе лидеров рейтинга достается более 80%, а аутсайдерам — около 2%.

Почему у властей не получилось

Рейтинги и данные статистики свидетельствуют о том, что инвесторы так же, как и пять лет назад, приходят в одни регионы и избегают других. Более того, список «любимых» и «нелюбимых» инвесторами регионов с начала внедрения «Регионального инвестиционного стандарта» практически не изменился.

Причины, по которым стандартизировать инвестиционный климат в регионах пока так и не удалось, в значительной степени скрываются в специфике регионов.

В регионах, обеспеченных природными ресурсами, полноценное внедрение «Регионального инвестиционного стандарта» затрудняется недостаточной мотивацией региональных властей. Руководство таких регионов исходит из того, что инвестиции могут стабильно поступать в регион исключительно за счет полезных ископаемых, вне зависимости от качества инвестиционного климата. В результате «стандартные» требования зачастую внедряются «для галочки». Яркий пример здесь — бизнес-инкубатор в Магаданской области, созданный в 2016 году, но до сих пор не заполненный резидентами.

В республиках Северного Кавказа также отмечается недостаточная мотивация регионального руководства. Вот только здесь она связана с тем, что ключевое влияние на экономику оказывают неформальные институты, реформирование которых выходит за рамки «Регионального инвестиционного стандарта». Сложившиеся в регионах реальные «правила игры», регулирующие взаимоотношения власти и бизнеса, оказываются сильнее любых внедряемых извне институтов.

В регионах центральной части России внедрение «Регионального инвестиционного стандарта» проходит чуть успешнее, однако и здесь все попытки изменений часто разбиваются о недостаток мотивации или управленческого опыта губернаторов и их команд. Самый яркий пример — «Корпорация развития Владимирской области», созданная в 2014 году по инициативе бывшей главы региона Светланы Орловой в соответствии со «стандартными» требованиями и ликвидированная в 2018 году после четырех лет убыточного и не очень результативного существования. Результаты работы этого «института развития» приходится разгребать уже новому губернатору региона Владимиру Сипягину, который вынужден лично летать на переговоры с разбежавшимися из области инвесторами.

Безусловно, сама идея выявления и распространения лучших практик инвестиционного климата имеет право на существование. Однако ее реализация в российских регионах вряд ли возможна без «тонкой настройки» стандартного пакета реформ под специфику конкретных регионов, а также без создания системы мотивации для региональных администраций. «Кнуты» в виде кадровых решений в отношении губернаторов, не справляющихся с задачами улучшения инвестиционного климата, вероятно, для этого подойдут. Однако и «пряники» в виде финансовой поддержки успешных регионов тоже не помешают.

http://www.forbes.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here