Рауф Арашуков: «Как я мог оказаться в одной камере с террористом?»

0
269

Обвиненный в убийствах и участии в преступном сообществе сенатор недоволен своим сокамерником в «Лефортово», карантином и недопуском к нему адвокатов. На заседании Мосгорсуда он демонстрировал ораторское мастерство и заявил о своей невиновности

Сенатор Рауф Арашуков, которого следствие считает заказчиком двух убийств и членом преступного сообщества, занимавшегося хищением газа, пожаловался, что в «Лефортово» попал в одну камеру с осужденным на 18 лет террористом и три дня не может заснуть. На заседании в Мосгорсуде он произнес настоящую речь, заявив, что его дело носит заказной характер, а все обвинения «фейковые».

«Испачкали мое имя на всю страну. Такую чушь придумывать, такой грязью обливать — это нечеловечно. У нас самая лучшая страна, самая демократичная, зачем так пачкать и такими вещами заниматься?» — негодовал он. Но суд ему не поверил и не отпустил его под домашний арест.

В апелляции адвокаты Арашукова оспаривали решение Басманного суда столицы, который 30 января поместил их клиента под стражу. И если в суде первой инстанции участвовали двое защитников, то в четверг команда адвокатов выросла вдвое. Отличие также состояло в том, что на этот раз защитники не стали просить закрыть процесс (в прошлый раз они сослались на соображения безопасности). «Мы посоветовались со своим клиентом, такая необходимость отпала», — заявил адвокат Евгений Устин.

Сам Арашуков участвовал в слушании по видеоконференцсвязи, установленной между судом и «Лефортово». Он был в том же сером костюме, который был на нем в день ареста 30 января. Не было лишь галстука.

И хотя в суде первой инстанции адвокаты просили о залоге на сумму до 10 млн рублей и домашнем аресте в подмосковной деревне Жуковка, в этот раз защитники сосредоточились на последней просьбе, настаивая на недоказанности предъявленного обвинения.

Покаявшийся убийца

Так, адвокат Арашукова Анна Ставицкая утверждала, что, вопреки требованиям закона, суд не проверил обоснованность подозрений в адрес ее клиента. По ее словам, следствие обосновало ходатайство об аресте, в частности, признательными показаниями свидетеля Расула Аджиева, который сознался в убийстве лидера молодежного движения «Адыге Хасэ» Аслана Жукова. Между тем 26 марта 2012 года Черкесский городской суд КЧР оправдал его в связи с непричастностью к преступлению, которое, как говорил Аджиев, он совершил из ревности.

«А теперь, в 2018 году, он явился в правоохранительные органы с повинной (защитой еще будет установлено, по каким мотивам) и вдруг начал говорить, что совершил убийство по указанию Арашукова. Как-то вовремя он пришел», — подвергла защитница сомнению версию следствия. Она просила суд истребовать приговор суда.

Однако против этого выступили руководитель следственной группы СК Андрей Горбарчук и прокурор Дмитрий Динев. Последний указал, что в ходе расследования дела появились новые обстоятельства, которые ранее не были известны, а мотив не соответствовал действительности. В итоге судья ходатайство отклонила.

После этого защитники заявили о неконкретности выдвинутых обвинений, а также о нарушении прав Арашукова при задержании. «Я более 20 лет работаю адвокатом, может быть, я отупела за это время, но я не могу понять, в чем, собственно, состоит роль моего подзащитного в преступном сообществе. Я, как ни старалась, не поняла, и не потому что не хотела понять, я всей душой хотела, а потому, что обвинение настолько расплывчато, что юрист с высшим образованием понять это не может», — негодовала Анна Ставицкая.

Ее коллега Евгений Устин просил отпустить Арашукова домой к трем малолетним детям и неработающей жене, отметив его успехи на политическом поприще, несмотря на молодой возраст.

Арашуков: «Я три дня не спал»

Сам 32-летний Рауф Арашуков в суде был весьма эмоционален. Он заявил, что его дело «имеет заказной характер», и посетовал, что его поместили в «Лефортово» в одну камеру с осужденным на 18 лет за терроризм. «Как я мог с террористом в одной камере оказаться, я, действующий член Совета Федерации? — вопрошал он. — Я уже трое суток не сплю! Что вообще происходит?»

Он отметил, что за пять дней нахождения в СИЗО к нему так и не допустили адвокатов, он отказался от тюремной еды, но не получил передач. При этом Арашуков сравнил нахождение на карантине с карцером. «Насчет содержания в «Лефортово» говорили, что это карантин, но это, у меня других слов просто нет, больше похоже — я этого не видел, но как говорили — на карцер», — сказал он.

Также обвиняемый заявил, что якобы за три дня знал о своем предстоящем задержании. «Я еще в воскресенье знал про все их спецоперации, испачкали мое имя, мою семью на всю страну Россию. Если бы хотел убежать, то убежал бы, — уверял Арашуков. — Целый день меня возили в наручниках, и только вечером я доехал в суд». «Ничего я не признаю, никого я не заказывал, ничего не организовывал, это все фейковые, непонятные обвинения в адрес меня», — демонстрировал он свою уверенность.

Также сенатор подчеркнул, что прямых показаний Аджиева против него в деле нет (согласно материалам дела, просьбу об убийстве Жукова Рауф Арашуков передал через своего зятя Руслана Агоева, ныне объявленного в розыск). При этом он добавил, что предлагал следователю пройти проверку на детекторе лжи, так как до сегодняшнего дня «в глаза не видел» Аджиева.

Руководителя следственной группы Андрея Горбарчука воинственный настрой обвиняемого и его адвокатов с толку не сбил. На претензии по содержанию в СИЗО он ответил, что следствие «никакого отношения к пенитенциарный системе РФ не имеет».

Этот пассаж Анна Ставицкая не оставила без внимания. Она отметила, что «Лефортово» — особенный изолятор, и если для посещения своих клиентов в других СИЗО разрешения следователя не требуется, то в этом случае защитники вынуждены идти к нему на «поклон» и выпрашивать разрешение по два месяца.

В свою очередь, следователь сказал, что расследование дела только в начале пути, ОПС, участником которого считают Рауфа Арашукова, имело иерархическую структуру и роль сенатора в нем еще предстоит уточнить. Отпускать же обвиняемого на свободу категорически нельзя: во-первых, он был резидентом ОАЭ, не сдал загранпаспорт, а во-вторых, в октябре избил свидетеля по уголовному делу, депутата черкесского парламента Руслана Карданова, который, по словам следователя, дал показания о причастности сенатора к убийству Жукова.

«Это свидетельствует о необходимости полной изоляции лица, которому предъявлено обвинение в организации двух убийств, оказании давления на свидетелей и участии в ОПС», — заявил представитель СК. Позицию следователя разделял прокурор.

В пику адвокату Ставицкой прокурор Дмитрий Динев заметил, что «как юрист с высшим образованием» понимает, в чем обвиняется Арашуков. «Не знаю, что еще нужно защите, если в материалах дела имеются прямые показания свидетелей», — поднялся он.

Прокурор призвал защиту не расценивать оправдательный приговор Аджиева «как некий амулет, за который стоит прятаться». Арашуков же хоть и сенатор, но был лишен неприкосновенности, а сев в тюрьму, «стал ближе к народу», сказал прокурор.

Динев не поверил словам Арашукова о том, что тот знал о готовящемся задержании. «Я уверен: если бы он знал заранее, что будет задержан, мы бы его здесь не увидели», — заявил представитель прокуратуры.

Проведя в совещательной комнате 15 минут, судья Мосгорсуда Марина Селина оставила решение Басманного суда без изменения, а апелляционную жалобу защиты — без удовлетворения.

Как клан Арашуковых отправили в СИЗО

Сенатор от КЧР Рауф Арашуков был задержан 30 января в ходе пленарного заседания Совета Федерации. По представлению генпрокурора верхняя палата парламента лишила Арашукова неприкосновенности и дала согласие на его привлечение в качестве обвиняемого. СК предъявил ему обвинение в участии в преступном сообществе (ч. 3 ст. 210 УК РФ), в двух эпизодах организации убийств лидера молодежного движения «Адыге Хасэ» Аслана Жукова и советника экс-президента Карачаево-Черкесии Бориса Эбзеева Фраля Шебзухова в 2010 году (ч. 3 ст. 33, п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ) и в давлении на свидетеля (ч. 4 ст. 309 УК РФ).

31 января и 1 февраля суд арестовал его отца Рауля Арашукова и пятерых руководителей структурных подразделений «Газпрома» на Северном Кавказе, включая двоюродного брата сенатора Руслана Арашукова. Следствие считает Рауля Арашукова организатором преступного сообщества, существовавшего на территории Северо-Кавказского федерального округа с 2002 года и похитившего у «Газпрома» газ на сумму более 31 млрд рублей. 6 января СК объявил в розыск двух подозреваемых, в том числе еще одного зятя Рауфа Арашукова, исполнительного директора филиала ООО «Газпром межрегионгаз Ставрополь» в Невинномысске Умара Калмыкова.

https://www.bfm.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here